Hesperus Crimean (merkyl) wrote,
Hesperus Crimean
merkyl

Неразменная гривна ( читать перед сном )

Оригинал взят у staytrot в Неразменная гривна
Недавно друг с АТО вернулся, много рассказывал историй разных. Одну и я запомнил, сейчас вам расскажу. Стоял их батальон под Мариуполем — это город такой, вроде нашего Крыжополя.
Тяжело на войне было: вата перла на пулеметы волнами. Бомбежки каждый час — головы не поднять. Танки, грады, подводные лодки с моря. Но побратимы с батальона не дрогнули ни разу. Все атаки отбили, взяли много пленных. О чем много свидетельств в фейсбуке было.
В один из тихих приморских вечеров сидела рота того батальона на своей позиции. Хлопцы отдыхали: кто сало ел, кто скакал, чтобы не быть москалем, а кто писал письмо невесте из горящего танка.
И тут к ним приехал из Киева слепой кобзарь — его прислало министерство слепых кобзарей для культурного досуга козакiв.
Бойцы обрадовались подмоге, сели в кружок. А кобзарь достал бандуру, стал солдат веселить. Спели они хором народные песни «Ой, гаем гей идет», «Подвиг козака Гаврилюка», «Утоли мои печали, москали», «Воин и Света» и «Я не сдамся без боя». Потом слепой кобзарь прочитал им лекцию о перспективах вступления Украины в НАТО и ЕС, показал карту расчленения Росiи. А закончился культпросвет диспутом «Кто больше вареников зйист: Игорь Мосийчук чи Антон Геращенко?»
А был в том батальоне один хлопчик с Мелитополя, Тарасом звали. Позывной у него был «Панас», чтобы запутать вату. Так вот после концерта он подошел к кобзарю, разговорился с ним.
Я, говорит, так думаю, что никакой ты не слепой. Вона как шпаришь на бандуре. И на машине приехал на новой за рулем. Как так получается у тебя? Кобзарь засмеялся и говорит: «А у меня зрение особое. Я особой козацкой чакрой вижу и дорогу, и то, что было, а главное, что дальше будет». Тараса так просто не взять было. Он и говорит кобзарю: «А если ты так видишь, скажи-ка, о чем я сейчас думаю?». «Попробуем. — ответил кобзарь. — Это дело сложное, но для козацкой чакры посильное». Посмотрел он на Тараса, почесал чакру через красные шаровары, подумал.
«А думаешь ты Тарас вот о чем, — наконец сказал кобзарь. — Ты хочешь каждый день жрать вареники и сало, пить горилку, да ничего не делать. И чтобы хрошы были».
Тут Тарас и обомлел.
А кобзарь дальше говорит ему: « А я ведь знаю, как этого в жизни можно добиться. Для этого нужно поймать особо матерого москаля, да забрать у него волшебный аксессуар — неразменную гривну. И тогда ты сможешь воплотить свою мечту, так сказать, в жизнь». Сказал это кобзарь и пропал с глаз. Потерял с тех пор Тарас покой. Рвался добровольцем на зачистки и рейды — командиры даже подозревать стали, что хочет парубок в плен к сепарам попасть таким образом. Но потом на Тараса в местном отделении «Правого сектора» получили хорошую характеристику, да успокоились. А хлопец все мечтал москаля поймать, да гривну у него заповедную вытащить.
И вот на одной операции попался в темном углу Тарасу действительно матерый маскаляка: в черной свитке, с длинной бородой и пейсами, выпученным глазом и таким носом, что можно было тем носом легко перегородить саму улицу Крещатик.
Тарас навел на него автомат. Москаль испугался, запричитал: «Ойвей, славный лицарь, не стреляйте в мене со своего ружжа, я ведь, можно сказать, братец ваш сводный!». Только Тарас ему говорит: «Никогда мы не будем братьями. А ну, гнида, гони мне неразменную гривну!».
Тут москаль снял с себя круглую меховую шапку и вытащил из-под ее подкладки купюру в одну гривну, не отличавшуюся с виду от прочих.
«Берите, — говорит, — ясновельможный пан, на доброе здоровье! А мене вже отпустите до моих детушек-москалятушек».
Хотел было Тарас застрелить того москаля, но не решился поднимать шум. "Иди, пархатый, своей дорогой".
А сам вернулся в часть, да написал такой рапорт в фейсбук, что половина Киева рыдала, а вторая не верила. Выходило из того рапорта, что Тарас в одиночку уничтожил несколько чеченских полков МВД и сам погиб. Но в последний момент спасся.
После этого рапорта вызвали Тараса в Киев, наградили именным костылем Семена Семеченки. А министр Аваков лично сделал ему селфи и долго трепал его по ягодицам.
Тарасу ласка и награды были приятны. Но больше всего он ждал момента реализовать свою неразменную гривну в ближайшем обменнике. К которому планировал броситься, едва устроители торжественной церемонии перейдут к самой важной части — банкету.
Тарас же, отведав колбасы с фамильной пластиковой тарелки, выбрался из зала, добежал до заветного окошка с надписью «Приватбанк» и непонятными цифрами. Сунул Тарас сквозь мощную амбразуру свою добычу. А тетка из окошка ему и говорит: «Молодой человек, вы шо, издеваетесь?». «Та нi, — говорит Тарас. — Разменяй-ка мне эту гривну, а? Или дай мне долларов и евро, да побольше». «Да пийшов ты в дупу, Петросян хренов!» — ответила ему тетка с «Приватбанка» и закрыла окошко.
Тут Тарас в крик: «Шо?! Зрада! Вата! Да я кровь проливал! Да мы таких в АТО…». А тетка нажала кнопку и приехали к обменнику несколько обломов. Которые долго били Тараса по чувствительному козацкому телу, пока не умаялись. И пока били, объясняли ему, что за одну гривну и раньше можно было в Киеве разве что в рожу получить. А теперь и подавно.
Поднялся тогда Тарас, вытер сопли и кровь со своего доброго и простого лица. «Вот ты какая, — сказал негромко, — гривна неразменная. И вправду…».
Хотел он было найти того кобзаря, да подумал и махнул рукой. И пошел в родное село. Чтобы собрать пожитки, да поехать в Росiю. На заработки.
От таки дела.

Отсюда: http://www.ourliberty.ru/blog/195

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments